Культовые места Киева

14 Января 2013, 08:20

Раньше в столице собирались на кладбище, Арку называли "Ярмом" и пили биомицин

«Рулетка». Культовое место для встреч киевлян еще 20 лет назад, снесли в 2001 году
Сумская: одежду брали по чекам Известная актриса Ольга Сумская говорит, что в 1987 году выстояла километровую очередь за французскими духами. «Я как раз получила свою первую зарплату в Театре им. Леси Украинки. А на Артема в небольшом магазинчике продавали «Фиджи» и «Черную магию» — ароматы с сумасшедшим запахом, которых уже не найдешь. Один флакон стоил 60 рублей (при средней зарплате 120. — Авт.). У меня до сих пор они есть, — рассказывает актриса. — А на Сырце был культовый магазин, где можно было приобрести европейские бренды по чекам — на них меняли доллары. У меня до сих пор сохранились свитера и вечерние платья оттуда. Иногда надеваю». Еще, по ее словам, обязательной программой был поход в ЦУМ и «Украину». «Ходили туда в надежде, что выбросят дефицит», — смеется Сумская. А вот за кофе и мороженым Ольга с приятелями ходила в Пассаж и на Прорезную. «В Пассаже было замечательное кафе «Вечерний Киев», а на Прорезной — «Зустріч». Там мы покупали потрясающее итальянское мороженое». Фото: В «Украину» ходили за дефицитом
Бузина: за семечки из кинотеатра могли выгнать Писатель Олесь Бузина, который родился в Киеве, учился на филологическом факультете КНУ им. Шевченко, отмечает, что советские времена можно похвалить за культуру кинотеатров. «Культура кинотеатров была особенной. В детстве мы очень часто ходили в кино, чаще всего с отцом. В каждом советском кинотеатре — «Киеве», им. Гагарина — был отличный буфет, где можно было купить кусок «Пражского» торта или пирожное «Картошку» и кофе глясе. Все было очень вкусно, как и другие советские сладости, которых сейчас уже нет. И это не потому, что вкус детства. Таких замечательных конфет, как «Стрела», «Метеорит», «Ассорти», уже нет. Это не тот вкус, хотя шоколад сейчас, однозначно, лучше. А в зале кино никто не жевал, как сейчас попкорн, а за семечки вообще сразу могли и вывести. Тогда уже того, кто просто зашелестит конфетой, считали жлобом. Очень популярный был кинотеатр «Краков» на Русановке, где показывали польские фильмы. Поляки уже так и не снимают. Кстати, там я забыл японский зонтик, что тогда было трагедией», — рассказывает писатель. По его словам, особых мест для отдыха молодежи не было. «Я помню только кафе «Донецк» на углу Крещатика и бул. Шевченко, где мы собирались. Все пили кофе, ели мороженое и орешки арахис. Говорили о литературе. Политика меня тогда вообще не интересовала. Я читал запоем. Шел вал литературы из спецхранов, которая до Горбачева была запрещена: «Собачье сердце» Булгакова, мемуары Деникина и других белых генералов, Цветаева, Нарбут, Игорь Северянин, Николай и Лев Гумилевы», — рассказывает Бузина. В 1989—90 годы клубов не было. «Главное культовое место для молодого человека было сходить в видеосалон и посмотреть эротический фильм. Такой салон располагался в парке возле стадиона «Динамо» прямо напротив Совета Министров Украины. Там по вечерам за советский рубль с образом Ленина можно было посмотреть фильм «Эммануэль», считающийся жутко развратным. А перед ним показывали видеожурнал «Плэйбой» с раздевающимися девушками, как в советские времена «Фитиль». Крошечный зал был набит битком. Правда, к 1992 году видеосалонов уже не было», — говорит Бузина. Фото: «Краков» был очень популярным
Доний: собирались на кладбище Известный политик Олесь Доний жил на Соломенке, учился в КНУ им. Шевченко, он участник студенческой забастовки в 1990 году. «У того, кто вырос в Киеве, любимых мест много, и с годами они менялись. Школьниками мы собирались на Соломенском... кладбище — молодежь отовсюду гоняли, и приходилось встречаться там. Еще одним местом для встречи был 3 фонтан на «Рулетке». Обычно там бывали фанаты «Динамо». И для нас, соломенско-чоколовской молодежи, было целым событием вырваться в центр. А позже мы стали устраивать посиделки под «Ярмом», как тогда называли киевские школьники Арку дружбы народов, ходили на дискотеку «Жаба». А наша туристическая тусовка собиралась на Трухановом острове, даже дни рождения там праздновали», — рассказал нам политик. Студенты, которые учились в 1980-е в красном или желтом корпусе университета, помнят, как 22 мая (день возвращения праха Тараса Шевченко в Украину. — Авт.) всех отпускали с занятий и строго запрещали появляться в парке им. Шевченко, где возле памятника Кобзарю собирались украинофилы, а по парку гуляли переодетые работники КГБ. «Мы, истфаковцы, вопреки всем указаниям читали в этот день стихи возле памятника Тарасу, я лично — Пантелеймона Кулиша», — вспоминает Доний. По его словам, за инакомыслие его чуть не выгнали из университета, но заступился курс. Он вспоминает и любимые кофейные точки. «В те годы на улицах никто не ходил с пивом. Все были кофеманами. Одной из любимых точек был Морозовский гастроном напротив красного корпуса, «труба» на Крещатике. Истфак собирался и в кафе «Донецк» — те, кто опаздывал на первую пару. Мы обсуждали толстые журналы «Новый мир», «Знамя», начинали нарабатывать методику борьбы со строем», — вспоминает Доний. Фото: Памятник Шевченко. Здесь запрещали собираться студентам 22 мая
Курков: говорили о власти в подвалах Известный писатель Андрей Курков, который в начале 1980-х закончил Киевский пединститут, вспоминает заведение «Квинта» на углу Большой Житомирской и Владимирской. «Это был небольшой подвальчик, где был красный уголок, весь обвешанный советскими эмблемами, флагами. И вот в этом углу был столик. За него можно было садиться, если не было «хозяев» этого столика — местных алкоголиков-интеллигентов: философа Славы, сына одного украинского классика и третьего человека, которого уже не помню. Все остальные, кто туда приходил, садились и слушали, как эта троица травит анекдоты и ведет диссидентские разговоры», — рассказывает Курков. Возле «Квинты», по его словам, был гастроном с огромным вино-водочным отделом. «Из-за того что он располагался на углу улиц, его прозвали «пьяный угол». Люди, которые собирались выпить, собирались на «пьяном углу», шли в гастроном, а потом на склоны к Андреевскому спуску», — вспоминает писатель. Диссидентские разговоры, по его словам, вели и в культовой «стекляшке» на месте нынешних «Двух гусей» на Крещатике. «Там собирались журналисты, философы, студенты, здесь можно было наслушаться политических анекдотов. Я в основном пил кофе — 7 копеек стоил одинарный, 14 — двойной. Поэты и творческие люди собирались и в кафе «Максим» в подвале на улице Ленина (сейчас — Б. Хмельницкого), напротив Оперного театра. Это было очень хорошее место», — говорит Курков. В советские времена в Киеве, по его словам, самыми популярными кинотеатрами были «Кинопанорама» и «Киев». «Во всяком случае ходил я только туда», — говорит он. Писатель вспоминает и о бурной ночной жизни в начале 1980-х. «Самая популярная дискотека была в гостинице «Мир» на Голосеевской площади. Иногда там даже драки возникали, ведь были яркие сообщества: студенты и их девушки, иностранцы, которых там размещали, и тусовка фарцовщиков, которые скупали у иностранцев валюту и продавали ее. Вот и драки возникали. В те времена дискотека была демократична, прошли времена рок-н-ролла, все танцевали под «Бони M». Выбор музыки был скудный, поэтому крутили песни по несколько раз», — рассказывает Курков. Он говорит, что во времена дефицита он и его знакомые одевались в комиссионках. «Был такой большой комиссионный пассаж на пл. Льва Толстого. Тогда работал канал поставки одежды, которую привозили наши моряки. Вот там я и одевался», — резюмировал писатель. Фото: Гостиница «Мир». Здесь можно было весело провести время
Мозговая: на Владимирском рынке жарили свежину Певице, продюсеру и дочери известного украинского композитора Николая Мозгового Алене больше всего запомнились поездки с отцом в трамваях на рынок. «У каждого — свои культовые места в Киеве. Для меня это были поездки на «восьмом» трамвайчике, конечная которого была на ул. Толстого, недалеко от Красного корпуса университета. Мы жили тогда возле вокзала на ул. Островского, там ходил этот трамвайчик. И у меня самые приятные детские воспоминания, как мы ехали мимо университетского Ботанического сада, особенно когда там цвели магнолии. А оттуда шел трамвай №5 на Владимирский рынок, где мы покупали продукты для воскресных завтраков и обедов», — говорит Мостовая. Эти поездки, по ее словам, были связаны с целыми ритуалами. «На Владимирском рынке папу все знали. Он всегда по выходным покупал там мясо, овощи, фрукты. И всех мясников знал поименно. Он совершенно не умел торговаться. Продавцы норовили отдать ему продукты бесплатно, но ему было неудобно, он, наоборот, еще и платил с излишком. Зато мясо ему выбирали отменное. У мясников была традиция — тут же на рынке жарили свежину с луком и угощались под 50 граммов водочки. И папа с ними. Он был замечательным рассказчиком, и послушать его собирался весь рынок. А я тем временем бегала по рядам. После угощений он шел в цветочный ряд и покупал букеты маме и мне — зимой это гвоздики, ведь других цветов тогда не было. А в другое время — сезонные цветы. Еще одно яркое воспоминание — поход с подружкой в кино, недалеко от дома. За рубль мы покупали билеты в кино на полный выпуск мультфильма «Ну, погоди!» и пили молочный коктейль». Фото: Владимирский рынок. Здесь продавали мясо с довеском
Подервянский: пива не было, пили биомицин в подворотнях Известный автор сатирических пьес, художник Лесь Подервянский рассказал о том, что пили в 70-х и 80-х годах. «Пили все, что можно было достать. Пили водку, а она была ужасной, ведь была госмонополия на производство этого напитка. Я ее тогда не любил. О том, что я любил водку, узнал уже, когда ее стало много разной, — смеется Лесь. — Пили вино — «сухарь». Было такое вино — «Біле міцне», мы его еще называли «биомицин». Пива тогда не было, но очень хотелось», — вспоминает сатирик годы своей молодости. Он родился на ул. Б. Хмельницкого, напротив Оперного театра, и почти сразу семья переехала на ул. Марьяненко. «Там я 20 лет прожил, неподалеку был забор Октябрьской больницы. Ходили мы пить в подворотни за Центральным гастрономом. Брали портвейн, иногда курили травку с девушками — достать ее всегда было легко. Но мы ее курили редко — среди моих знакомых это были «понты». На Крещатике, возле отеля «Днепр», была кулинария, где мы пили кофе. А на ул. Прорезной — знаменитое кафе «Хрещатий яр», где собирались киевские хиппи и «золотая молодежь». Там мы пили и кофе, и не кофе», вспоминает Лесь. Девушек он водил на столичные склоны. «Были большие компании, которые тусовались на улицах. Вот мы шатались по центру, заходили в «генделики», а потом шли в те места, где сейчас Пейзажная аллея. Тогда склоны были голыми и нетронутыми. Там и тусовались. Но, что любопытно, мы никогда не оставляли мусор, — рассказывает нам Лесь Подервянский. Фото: Центральный гастроном. За ним в подворотнях гуляли компании
Салий: «продвинутые» шли на «Жабу» Экс-мэр Киева Иван Салий учился в КПИ, в районе которого и тусовались политеховцы. «Вы сейчас не поверите, но, чтобы попасть в кинотеатр им. Довженко на вечерний сеанс, который был очень популярным среди молодежи, нужно было выстаивать огромную очередь. Я тогда ухаживал за девушкой, но если уж достоялся, то я, как и другие, брал не два билета, а сразу несколько — на всю группу. А чаще всего мы гуляли в парке Пушкина, где были обустроены танцевальные площадки, которых сейчас не только в этом парке, но и нигде нет. Все было дешево, что для нас было важно, а главное — весело», — рассказывает Салий. Кстати, кинотеатр был построен в 1962 году, а поместиться в нем могло более тысячи человек. Кинотеатр даже значился в советском реестре памятников архитектуры. Киевляне настолько его любили, что многие плакали, когда здание снесли в 2010 году. Политик вспоминает, что самые «продвинутые» студенты 70-х ходили на танцы на площадку «Жаба» возле Арки Дружбы Народов. «Помню, там были красивые дорожки рядом, лавочки, можно было посидеть, поговорить. Сейчас всего этого уже нет» (неподалеку от бывшей танцплощадки в память о ней известный скульптор Олег Пинчук установил бронзовую скульптуру «Жаба». — Авт.), — вздыхает Салий. По его слова, именно здесь прошла его молодость. Танцплощадка, появившаяся еще в 50-е годы, была круглой формы, а вокруг нее стоял зеленый заборчик. Возможно, именно отсюда и пошло название. Пусто в «Жабе» не было никогда. Каждый вечер — аншлаг, живая музыка и пластинки с популярными песнями тех лет. «А вот если нужно было что-то купить для учебы, — продолжает Салий, — шли в универмаг «Украина», который был совсем не похож на нынешний. А за «эксклюзивами» ездили на Подол. Рядом с Житним рынком можно было купить все, вплоть до логарифмической линейки. Сейчас многие и названия такого не знают». Фото: «Жаба», популярная в 50—80-е

За последние 20 лет Киев сильно изменился. Тогда не жевали поп-корн в кинотеатрах и не пили пиво на улицах, зато все были кофеманами и знали наперечет места, где лучше варят ароматный напиток.

Поскольку мест для отдыха было не так уж и много, отмечали праздники чаще всего на квартирах. А вот любимым местом для встреч у разных поколений была знаменитая "Рулетка" — фонтан "Дружбы народов" на площади Октябрьской Революции (нынешний Майдан). Известные люди, чье детство, юность или студенческие годы прошли в столице, рассказали нам о своем Киеве, своих культовых местах и традициях.

Читайте тестовые блоки и подписи под фото в слайдере в шапке материала.

Авторы:

Касьянова Ирина , Гальченко Сергей, Наталья Мамчур

Источник:

"Сегодня"

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии

осталось символов: 1000 Правила комментирования