Житель пригорода столицы развел тысячу кустов маракуйи

15 Мая 2007, 20:23

Это самая крупная коллекция маракуй в Восточной Европе. А еще 12 гибридов чудак вывел сам

На маракуйи Изерский не жалеет ни времени, ни денег
На маракуйи Изерский не жалеет ни времени, ни денег
За 10 лет Владимир Изерский развел на пригородной даче в Боярке, что под Киевом, тысячу кустов маракуйи. Все они дают урожай. Это самая крупная коллекция маракуй в Восточной Европе: аж 23 вида и 56 сортов. Вскоре Владимир собирается выехать навсегда на родину растений — Южную Америку. Мол, чтобы вырастить там сад из всех шестисот существующих на планете видов. Пока же чудак написал книгу о своих любимицах и вывел двенадцать гибридов.
 
МАРАКУЙИ И ЖЕНЩИНЫ. 38-летний Владимир признается, что всегда был парнем скромным, и девушки на него не западали. Но с появлением "маракуемании" все изменилось.
— Не знаю ни одной женщины, которая бы не любила цветы, тем более такие шикарные, как цветы маракуйи. Теперь, когда они узнают о моем увлечении, все без исключения становятся моими подругами. Наверное, мужчина, который та-а-ак любит цветы, кажется им непременно нежным и страстным, — улыбается коллекционер.
Невесту Владимир нашел именно так. Пару лет назад он накопил денег и поехал в Перу, чтоб добыть какой-нибудь кустик самому. Заночевал у друга, к которому в тот день заглянула сестра.
 
35 КВАДРАТОВ В 7 РЯДОВ. Дом Владимира напоминает джунгли. Вдоль стен в двух комнатах в 7 рядов стоят горшки с маракуйями. Они обитают также на чердаке. Специально для кустиков черепицу на крыше Владимир заменил на стекло.
— Я не инженер, но угол наклона стекла рассчитывал сам, — говорит коллекционер. — Несколько раз складывал и разбирал. Наконец, увидел, что только при 40 градусах свет на чердаке целый день.
 
СПАСИБО БАБОЧКАМ. Начиналась маракуемания с бабочек. По образованию Владимир биохимик. В 90-х увлекся тропическими крылатыми насекомыми. Идеальная пища для них — маракуйя.
— Помню, отдал за черенок из Голландии 30 долларов. По тем временам это было больше половины зарплаты. Мои бабочки, которые стали гусеницами, слопали кустик за пару дней. Еще пять суток я продержал их на голодном пайке, пока отрастут новые листочки. Бабочки-гусеницы были настолько прожорливы, что одну веточку пришлось замотать в чулок, чтобы не съели, — вспоминает Володя.
А на сегодня Владимир сам вывел уже 12 гибридов. Сейчас они проходят регистрацию в Британии. Там находится Всемирный кадастр маракуй. Тот, что будет пахнуть розами и самый большой в диаметре, Изерский назвал Еленой, в честь первой любви.
 
В ДОМЕ ВСЕГДА БЫЛИ ЯЩЕРИЦЫ
 
Впрочем, если бы у Владимира, по его признанию, была другая мама, то не было бы ни бабочек, ни маракуй.
— С малолетства я таскал в дом кузнечиков, ящериц, ужей, пауков. Но не ради забавы. Я их кормил, строил им жилище. Мама страшно боялась всей этой живности, но поощряла мои исследования, — вспоминает Изерский. — Она часто вспоминала историю из моего младенчества и говорила, что уже тогда поняла, что природа — это моё. А история такая: когда мне было полтора года они с подругой взяли меня собирать землянику. Заболтались, а когда спохватились, то поняли, что я потерялся. Меня искали всем городом восемь часов. Нашли к вечеру, я сидел на поляне и счастливо перебирал каких-то жучков. Даже никак не отреагировал на возвращение мамы. Ну и не плакал само собой.
В конце-концов Володя пошел учиться на биохимика. А по окончании института жил несколько месяцев в Сибири и на Дальнем Востоке, питаясь чем придется, вплоть до собственных шнурков. Монографию о флоре и фауне этих краев, которую он написал после поездки, перевели на несколько языков и стали использовать в Кембридже в качестве учебного пособия.
 
МАРАКУЙЯ ЭТО СТРАСТЬ
 
В ХVII веке в Европу стали поставляться диковинки из Южной Америки. Монах-иезуит по имени Феррари, увидев цветок, который на его родине зовется маракуйей, воскликнул: "Пассифлора!", что на латыни означает "цветок страсти". Экзотика показалась монаху олицетворением страстей господних. Обычно у цветов маракуйи три пестика. Феррари достался редкий цветок с четырьмя. В них он увидел крест, в тычинках — гвозди, а в острых множественных лепестках — терновый венец. С тех пор маракуйя зовется пассифлорой.
 
ВОВИНА ГОРДОСТЬ.Очень редкий вид был приобретен ну за о-о-очень большие деньги. Пассифлора крайне редко цветет в природе и никогда в условиях "неволи", но коллекционер цветов таки добился.
 
ЛЮБИМАЯ ВЕЛИКАНША. В диаметре цветок — 14 сантиметров и в длину лиана достигает 12 метров. Гигантоман, как в шутку называет сам себя коллекционер, не мог не полюбить именно этот сорт.
 
СЕДАТИВНАЯ СТРАСТЬ. Еще в Х веке индийцы применяли эту маракую в качестве успокоительного. Сегодня она используется при изготовлении седативного средства.

НАХОДКА СЛАДКОЕЖКИ. Редко плодоносит, но зато имеет насыщенный аромат ванили.
ВКУСНЫЙ РЫЦАРЬ. Из всех маракуй — самая сладкая. По вкусу напоминает йогурт. За необычный черный цвет плода прозвана рыцарем.
ГОЛУБАЯ ДВОРНЯЖКА. Выдерживает температуру до 22 градусов мороза. Но в таких спартанских условиях не плодоносит. Из-за теплой зимы в этом году Изерский получил урожай из нескольких штук.

ЧАЙНАЯ ПАХУЧКА. Источает тонкий аромат чайных роз. В отличие от других маракуй ее запах слышен в радиусе ста метров минимум.
 
МЕГА-ВРЕДИНА. Может внезапно засохнуть, притом что ее будут и хорошо поливать, и даже подкармливать. Запах цветов — точь-в-точь духи "Шанель №5".
БЫЛ ТАРЗАНОМ И УКРОТИТЕЛЕМ УДАВОВ.
 
- Пару лет назад я настолько уже не мог жить без своих маркуй, что поехал на их родину – джунгли Амазонки, чтоб добыть какой-нибудь кустик самому, – вспоминает фазендейро. – Начитался перед этим спецлитературы, чтобы знать где и как искать. Но когда на месте увидел реальное буйство красок и многотысячное переплетение тропических растений, то растерялся. Глаз не мог отличить где начинается одно растение и заканчивается другое. После двухчасовых поисков, я придумал как быть. Вспомнил, что ряд бабочек откладывают яйца исключительно на маракуйях. Но не тут-то было – бабочка водила меня за нос и порхала еще часа два. Когда она таки села, то оказалось, что моя добыча растет аж на отвесном склоне. Я знал из теории, что маракуйя растет в труднодоступных местах, но не думал, что настолько. Пришлось плести веревку из лиан и пробираться к своей красавице по-тарзански. От смерти спасла четвертая степень по спелиологии. Но второй раут "охоты" таки закончился травмой. В переплетении лиан я вдруг увидел крупный плод маракуйи. Засунул руку в самую гущу растительности и слава Богу успел вовремя отскочить. Маракуйей оказалась голова собакоголового удава. Я мгновенно выбросил его, но он успел укусить меня за ухо. А вот моему напарнику и вовсе не повезло. Мы выкапывали кустики у самой реки и на нас то и дело из воды выскакивали кайманы – небольшие крокодилы. Мы успевали отскакивать, но в один из заходов друг замешкался и кайман откусил ему пальцы на ногах. Эти крокодилы, хотя и крохи, сила сжатие челюсей у них порядка 15 атмосфер.
Автор:

Ионычева Наталия

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии

осталось символов: 1000 Правила комментирования