Истории от Олеся Бузины. Дедушки и бабушки киевской прессы-2

ХIХ век прошел под знаком конкуренции "Киевлянина" с "Киевским телеграфом"

Начало статьи читайте здесь

К середине XIX века одной государственной газеты для Киева уже было мало. И тут на выручку пришла частная инициатива в лице немца Альфреда фон Юнка. В июле 1859 года он выпустил первый номер газеты, носившей название "Киевский телеграф". Она выходила дважды в неделю — по четвергам и воскресеньям. Плюс литературное приложение. Новое издание сразу завоевало популярность.

Реклама

Но в чем только ни упрекали фон Юнка! И в том, что первоначальный капитал он заработал, занимаясь чумацким бизнесом во время Крымской войны. И в том, что Юнк был почти неграмотным и допускал в своей газете чудовищные опечатки! (Как будто можно требовать от иностранца идеального знания русской орфографии!). И в том, что кроме "Киевского телеграфа" он "прославился" как писатель-кондитер такими вкусными книгами, как "Полное практическое руководство приготовления киевских сиропных варений" и "Практическое руководство к приготовлению польских баб, пляцков и мазурков".

Мне эти упреки кажутся просто воем завистников. Даже по названиям книг фон Юнка видно, что он был, прежде всего, бизнесменом. Главное, что его газета выходила без копейки правительственной дотации, и ее раскупали!

Конечно, опечатки юнковского издания повергали в трепет. Шутники уверяли, что однажды "Киевский телеграф" даже напечатал, что "киевляне, по преимуществу, онанисты", а в следующем номере опубликовал поправку, будто имел в виду не "онанистов", а "оптимистов". Возможно, это просто байка. Все номера "Киевского телеграфа" за семнадцать лет издания невозможно перечитать физически. Но в одном из них (№2 за 1876 год) мне попалось следующее рекламное объявление крупными буквами: "Книга юрОдического свойства". В следующих выпусках "Телеграфа" этот продукт уже назывался правильно: "Книгой юрИдического свойства". Кстати, речь шла о пряной в высшей степени брошюре некоего Ипполита Лютостанского "Вопрос об употреблении евреями-сектаторами христианской крови".

Реклама

Правда, к этому времени Юнк уже шесть лет как умер. Владельцем газеты стала некая госпожа Гогоцкая, культивировавшая, как утверждают киевоведы, "украинофильство", а на самом деле — шароварщину. Но "орфографические традиции", заложенные немцем-основателем, "Киевский телеграф" сохранил почти до самого закрытия, случившегося в июле того самого 1876 года. Произошло это сразу после всем известного Эмского указа, хотя выходила газета по-русски. Так что не только украинцев ограничило царское распоряжение.

"КИЕВЛЯНИН" — СОПЕРНИК "ТЕЛЕГРАФА". Есть у "Киевского телеграфа" и еще одна заслуга. Его успех породил конкуренцию и вызвал к жизни в 1864 году газету "Киевлянин" — самый знаменитый консервативный печатный орган дореволюционного Киева. Видя популярность "Киевского телеграфа", власть решила создать ему соперника. И выделила 25 тысяч рублей в год на газету, которая проводила бы правительственную линию в "Юго-Западном крае", как называлась официально Правобережная Украина. Случилось это сразу же после подавления очередного польского восстания 1863 года. Главной задачей "Киевлянина" было "щемить" недобитую польскую шляхту, которой по-прежнему принадлежало большинство земельных угодий на Правобережье. С этой миссией новый печатный орган справился на "отлично", регулярно напоминая читателям, что он выходит в "трижды русском крае".

Реклама

С Новым годом! Реклама из "Киевлянина" 1876 г.

Да и просто это была интереснейшая газета с золотым пером. "Киевлянин" публиковал международные новости, политические обзоры, программные статьи, но не забывал о простом обывателе. На его страницах появились первые русские переводы скандального Захер-Мазоха. "Киевлянин" еще в 1876 году называл Мазоха "галицким малорусом" и "наиболее интересным и замечательным" представителем "реализма на славянском востоке", сравнивая его с Тургеневым.

А вот образец новогоднего фельетона, опубликованного "Киевлянином": "В июне прошлого 1875 года цена яичницы в Киеве возросла до пяти целковых! Надо ожидать, что если все пойдет так же прогрессивно, то нашим курам вовсе не надо будет нести золотых яиц, о чем мечтали в старину, а и обыкновенные яйца будут цениться на вес золота". (Речь шла о яичнице, которую подавали специально для тогдашних "новых русских" в киевской гостинице "Гранд-Отель".) Ткнув киевских богачей лицом в яичницу, автор фельетона переходит к лопнувшему от мороза водопроводу: "Если речь зашла о пище, то поговорим уж и о воде. С устройством водопровода жаждущие воды старокиевцы, печеряне и вообще жители удаленных от Днепра частей города возликовали и думали, что воду так же легко будет достать, как водку… С февраля вплоть до половины апреля их постигло горькое разочарование: краны, что называется, иссякли… Что тут делать? За водопровод вы заплатили круглые сотни и тысячи, за воду платите по таксе, и по милости водопроводителей, проведших трубы так, будто в Киеве господствует вечное лето, водопровод ваш — одна мечта, вода — также. Один из киевлян пришел к печальному убеждению, что лучше разломать свой водопровод и возить по-старому из Днепра даровую воду, чем за свои же деньги терпеть нужду". Стиль и остроумие этого произведения, подписанного "Андрей Кр.", по-моему, сделает честь любой современной газете.

А вот что писал "Киевлянин" в том же 1876 году о местном алкоголизме: "В городах Киевской губернии число питейных заведений вдвое больше против среднего числа по государству (одно заведение приходится не на 120, а на 62 жителя); на каждые 10 городских зданий у нас приходится один кабак!".

Отец и сын Шульгины — редакторы "Киевлянина" — газеты, выходившей в "трижды русском крае"

Первым редактором этой стильной газеты был профессор Киевского университета Виталий Шульгин. А последним — его сын, Василий Шульгин, — тот самый депутат Госдумы, который принимал отречение у Николая ІІ в 1917 году. Василий Витальевич прославился как горячий защитник триединости русского народа и один из главных идеологов Белого движения. Его воспоминания "Дни" и "1920 год" стали классикой отечественной мемуаристики. Блестящий слог шульгинской публицистики был воспитан газетой "Киевлянин".

"КИЕВСКУЮ СТАРИНУ" РОДИЛИ ПРОФЕССОР, СУДЬЯ И ПОП. СПЬЯНУ

Самый первый и самый знаменитый журнал, выходивший когда-либо в столице Украины, — "Киевская старина" — появился в январе 1882 года. Четверть века он был любимым чтением интеллигентной публики, интересовавшейся украинской историей. Да и сегодня это издание представляет собой и культурную, и научную, и материальную ценность — разрозненные номера "КС" можно купить от 20 долларов за штуку, а полный комплект достать практически невозможно. Он имеется только в главных киевских библиотеках и у нескольких коллекционеров.

Типы редакторов. Газетная карикатура начала ХХ века — смеялись над всем, даже над собой

Но никакой "Старины" не было бы, не встреться весной 1879 года в Киеве два закадычных приятеля — профессор университета Владимир Бонифатьевич Антонович и приехавший из Чернигова историк и помещик Александр Матвеевич Лазаревский. Весна, цветение садов и чарка горилки произвели на разменявших пятый десяток ученых мужей такое воздействие, что они, по воспоминаниям Лазаревского, принялись жарко рассуждать о необходимости "основать здесь, в Киеве, исторический журнал на манер "Русской старины" или "Русского архива".

Почему именно эти журналы вспомнили друзья? "Русский архив" выходил с 1863 года в Москве, а "Русская старина" — с 1870-го в Петербурге. Оба столичных издания печатали мемуары и документы по отечественной истории — причем бесцензурно, что резко отличало их от других изданий в империи. Хотелось иметь в Киеве такое же! Да и почему бы не иметь? И Владимир Бонифатьевич, и Александр Матвеевич были добропорядочными гражданами с немалыми возможностями. Лазаревский большую часть жизни прослужил в судах Полтавы и Курска и уже хлопотал о переводе на теплое местечко в Киевский окружной суд. Ему хотелось объединить приятное с полезным — службу в государственных органах с возможностью публиковать беспрепятственно свои архивные изыскания.

Но ни Антонович, ни Лазаревский не хотели утруждать себя редакторской работой. Нужно было найти кого-то, кто согласился бы вычитывать материалы, править корректуру и дышать типографской пылью. Неизвестно, по какой причине, но, видимо, уж очень крепко подгуляв в тот весенний вечер, профессор и судейский чиновник решили, что таким редактором может стать ни кто иной, как… кафедральный протоиерей Софийского собора Петр Лебединцев. Он имел очень представительную внешность — с оливковым лицом, белой бородой и в длинной шелковой рясе, которая, по воспоминаниям очевидцев, придавала ему "вид какого-то византийского святого, вылезшего из своей рамы". Антонович тут же предложил ехать к нему, несмотря на поздний вечер: "Чтобы не откладывать дело, поедем сейчас к Лебединцеву, я вас познакомлю, а заодно и поговорим".

Представительный протоиерей с интересом выслушал предложение ввалившихся к нему поздней ночью собутыльников, но лезть в редакторское ярмо отказался. Вместо себя он предложил на заклание кандидатуру родного брата Феофана, занимавшегося в это время обрусением Польши. Там Феофан Лебединцев возглавлял Холмскую учебную дирекцию, ставя педагогические опыты по превращению маленьких поляков — потенциальных повстанцев — в верноподданных царя Александра II. Имелся у него и редакторский опыт — в молодости Феофан Лебединцев возглавлял церковный журнал "Руководство для сельских пастырей". Однако срок его службы в Польше истекал, и он собирался выходить в отставку. Чтобы брат не скучал на пенсии, протоиерей и выдвинул его в редакторы нового журнала.

Несмотря на то что в 1881 году народовольцы убили бомбой Александра II, и всю империю трясло, как в лихорадке, разрешение на выпуск "Киевской старины" было получено невероятно легко. В Петербурге у киевских энтузиастов обнаружилась серьезная лапа — старший брат Лазаревского Василий Матвеевич, который занимал должность члена совета Главного управления по делам печати и имперского Министерства внутренних дел. Только освобождение от предварительной цензуры выхлопотать не удалось — этим правом могли пользоваться лишь московские и петербургские частные издания.

Сложнее было найти деньги. Но их отстегнул известный украинский богач и меценат Василий Федорович Симиренко, которого ни за что нельзя путать с селекционером Львом Симиренко — "отцом" знаменитого сорта яблок. Василий Федорович выделил на первый киевский журнал 25 тысяч рублей.

Киевский щеголь. Так выглядел Феофан Лебединцев

Редактор "Киевской старины" надолго запомнился жителям города. Он ходил всегда в цилиндре, черном пальто, с сигарой в зубах и зонтиком, несмотря ни на какую погоду. Жил в квартире неподалеку от Софиевского собора, где заправлял его брат, и никогда не разлучался дома с котом Митридатом, который даже спал вместе с хозяином на одном диване. Жена Феофана Лебединцева умерла, дочь училась в гимназии. Поэтому редакция "Киевской старины" находилась прямо у него на квартире. Тут правили рукописи, принимали авторов и отмечали выход очередного номера.

Проснувшись, выпив кофе по-варшавски со взбитой пенкой (эту привычку он привез из Польши) и поиграв с котом, Лебединцев надевал цилиндр и отправлялся по редакторским делам — в типографию Корчак-Новицкого на соседней Михайловской улице, к цензору на Екатерининскую (теперь Липскую) улицу или в художественное заведение Кульженко на Пушкинской, которая называлась тогда Ново-Елизаветинской и еще даже не была покрыта брусчаткой.

ПОД "КРЫШЕЙ" ГУБЕРНАТОРА-УКРАИНОФИЛА

Губернская власть к журналу благоволила — губернский учебный округ даже рекомендовал его для подписки всем гимназиям. Вскоре "Киевская старина" стала любимым чтением генерал-губернатора Драгомирова — известного украинофила. Генерал сам баловался литературой, опубликовал целую критическую книгу о Льве Толстом, утверждая, что тот "неправильно" изображает войну, а номера журнала читал еще в гранках — на его страницах любимые Драгомировым запорожцы то и дело лили кровь и грабили. Тем же баловались татары и поляки. А рядом публиковались воспоминания о пьяных загулах Тараса Шевченко и отчеты о процессах ведьм при Гетманщине. В XIX веке "Киевская старина" была куда более честным и откровенным изданием на историческую тему, чем советские и нынешние украинские журналы. Она не боялась натурализма.

Тем не менее, количество подписчиков журнала никогда не превышало 750 человек — ровно столько было во всей Украине любителей родной истории. Ежегодный дефицит "Киевской старины" колебался в пределах двух—трех тысяч рублей. Покрывали его меценаты — тот же Симиренко, Евгений Чикаленко и Василий Тарновский.

К сожалению, не обходилось без научных интриг. В конце XIX века уже после смерти Лебединцева журнал объявил конкурс на лучшую историю Украины, назначив премию в 1000 рублей. На конкурс была подана только одна книга — ее автором была замечательная женщина-историк Александра Ефименко. Однако Антонович с компанией из зависти премию так и не выплатили, а книгу не опубликовали — она вышла без них через несколько лет в Петербурге. Увы, родная украинская жаба не обошла стороной и редакцию "Киевской старины"…

Окончание читайте в следующую пятницу

Реклама на segodnya.ua Реклама
Все новости
Последние новости
Показать еще
Реклама на segodnya.ua Реклама
Герої не вмирають!

Позывной "Депутат". Сергей Компаниец - старшина роты 93-й отдельной механизированной бригады "Холодный Яр". Воевал на передовой с 2014 года. Ребята называли 47-летнего старшину "батей", потому что он помогал и учил каждого. Погиб в бою под Изюмом, прикрывая побратимов. Его 16-летний сын пошел учиться в военный колледж…

История героя
статистика
Курс криптовалюты сегодня

Валюта

Цена, usd

Bitcoin (BTC)

62202.69

Bitcoin Cash (BCH)

464.67

Binance Coin (BNB)

410.06

Dogecoin (DOGE)

0.14

Ethereum Classic (ETC)

33.27

Litecoin (LTC)

91.95

ЗАПРАВКИ
Топливо сегодня
95+
95
ДТ
ГАЗ
51,50
49,54
50,78
27,61
51,90
49,90
50,90
27,89
53,15
51,41
51,67
27,81
53,50
51,50
51,50
28,21
53,99
52,49
53,99
28,48
56,99
54,99
54,99
28,97
56,99
54,99
54,99
28,98
57,88
54,39
54,49
28,65
58,99
56,99
55,99
28,98
-
48,90
49,01
26,98
Наша экономика
5 главных цифр
1
Потребительская инфляция Потребительская инфляция
18%
2
Учетная ставка Учетная ставка
25%
3
Официальный курс евро Официальный курс евро
29,7 грн
4
Официальный курс доллара Официальный курс доллара
29,25 грн
5
Международные резервы Международные резервы
$22,8 млрд
Знать больше💡
Они нас поддержали
легенды спорта

УЭЙН ГРЕТЦКИ. Мы все согласны, что это бессмысленная война. Мы все желаем всем в Украине всего наилучшего и молимся за них.

ПЕЛЕ. Я шлю свою солидарность народу Украины. Я молюсь и прошу Бога, чтобы воцарились мир, свобода и любовь.

ДОМИНИК ГАШЕК. Каждый взрослый в Европе отлично знает, что Путин – безумный убийца, и что Россия ведет наступательную войну против свободной страны и ее народа.

ПАОЛО МАЛЬДИНИ. Никто не ожидал увидеть войну на европейской земле, мы хотим быть на стороне народа Украины.

КЛАУДИО ТАФФАРЕЛ. Дорогие друзья, украинцы! Сейчас весь мир следит, волнуется и возмущен тем, что происходит в Украине. Желаю, чтобы на вашу землю как можно скорее вернулся мир.

1 /2
Валюта
Курс гривни сегодня

Валюта

Цена (грн)

Доллар США ($)

38.05

Евро (€)

41.2

"Ми з України"
Наш плейлист

PROBASS ∆ HARDI

"Доброго вечора"

PROBASS ∆ HARDI

Макс Барских

"Буде весна"

Макс Барских

Александр Пономарев

"Україна переможе"

Александр Пономарев

Антитела

"Топити за своє"

Антитела

ТНМК и Kozak System

"Мамо"

ТНМК и Kozak System
Петь вместе!

Нажимая на кнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с правилами использования файлов cookie.

Принять